Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Между сном и реальностью только дверь нашего сознания.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:11 

Жертва и охотник.

Жертва и охотник.


Что можно сделать со своей жизнью, если осознаёшь свою цену?

Я одеваюсь в тонкое кружевное бельё, туго затягиваю атласный корсет: ленты, пряжки, рюши... Чулки в сетку присоединяются к общему костюму. Одеваюсь медленно, специально не спешу... В тёплом свете свечей присаживаюсь на пуфик у туалетного столика. Какой красивый золотистый оттенок у моей кожи...добавляю кроваво-красный на губы, угольно чёрным подчёркиваю глаза, немного пудры на грудь и румян на щёки. В глазах блестят золотые огоньки и от этого глаза кажутся глубже, таинственнее... ловлю в зеркале хищную улыбку алых губ... Щёткой привожу в порядок волосы, упругие ало-рыжие локоны покрывают плечи и грудь, отбрасывая причудливые узоры-тени на лицо. Мадам Лестрейдж...вы сегодня особенно привлекательны!
Из стакана выбираю самые дорогие шпильки с перламутровыми цветами и идеально круглыми жемчужинами - почти бесценные подарки моих богатеньких мальчиков... Отвожу от лица некоторые пряди и закалываю их сзади шпильками, несколько завитков оставляю упавшими на лицо, зато шея оказалась полностью открыта.
Осталась парочка завершающих штрихов, и я уже слышу голос Анатоля объявляющего мой выход. Итак, чёрные бархатных туфельки с рюшами, "юбка" из десятка метров воланов, шёлковые перчатки и, конечно же, несколько капель туалетной воды на грудь и за уши... Пусть попробуют устоять перед таким искушением.
Длинным коридором прохожу к сцену, каменный пол отдаётся громким цокотом подбитых латунью каблуков. Поднимаюсь на сцену, занавес опущен, за ним полная тишина, сохраняемая до первых звуков музыки. Мой номер. Мой выход. Моя жизнь.
Зал живёт ожидание, в полной тишине создаётся впечатление, как будто воздух колышется в такт их дыханию. Я впитываю атмосферу, все их настроения, эмоции, желания... всё становиться явным этот миг полного единения с залом и вот теперь, я могу начать свою охоту...
Первые же звуки моего голоса подхватывает оркестр и шоу начинается!
Это похоже на общий сеанс гипноза и я не просто ввожу в него их, но и впадаю сама... плавные движения моего тела, завораживающие интонации голоса, когда чувствуешь все их желания - как легко угадывать и предвосхищать их ожидания! Да, вот так...погружайтесь вместе со мной... глубже... ещё глубже... Слушайте мою песнь, впитывайте каждое моё движение... Пройдите по этому зыбкому мостику между сном и явью. Вот так... Так.... Теперь я точно знаю, что Он среди вас, улыбаюсь, ищу его глазами... Аха! Так вот ты какой! Песня достигает своего апогея и плавно сходит на нет... Возвращайтесь мои хорошие, вы увидели достаточно. Но не Ты! Ты последуешь за мной, ведь и так собирался это сделать!
Насытившись, я ухожу со сцены под бурные аплодисменты, но уже не выйду на "бис" - лишние калории мне ни к чему. Чувствую силу бурлящую в своей крови...покалывает кончики пальцев и по спине бегут приятные мурашки. О, какой это восхитительный вечер! А ночь обещает быть ещё более интересной.
Возвращаюсь в гримёрку, пора вернуть себе свой естественный вид...одежда летит в разные углы, из шкафа извлекаю любимую комбинацию чёрного шёлка, сверху атласное алое платье очень простого, но элегантного покроя и чёрный плащ с глубоким капюшоном. Я ведь не хочу, что бы кто-то посторонний случайно меня узнал... А так всего лишь юная аристократка, заблудившаяся на тёмных улочках города. Ох, бедная. бедная овечка!
За шкафом в гримёрке есть потайная дверь - очень удобно, если мне надо улизнуть на какое-то время. Выхожу в тупичок позади театра, бреду самыми злачными улочками, ищу его след...О да. вот он! Крадётся, считает себя охотником, а не жертвой. Ну, ничего, это мы скоро исправим! Ещё два поворота и третья дверь. Я скрываюсь внутри, но оставляю её приоткрытой. Мысленно чую его, зову... дверь приоткрывается, он проскальзывает внутрь и плотно закрывает её.
Я специально встала спиной к нему, пуст порадуется такой "легкой" добыче. слышу его тяжёлое, прерывистое дыхание, осторожные шаги, чувствую запах протухшей морской рыбы с солью и потом...
- Что же ты не бежишь, малышка? Не боишься меня? Или и сама не против? - спрашивает он елейным голосом.
Вздрагиваю, когда его руки обхватывают меня. Пусть распалиться побольше. Терплю его ощупывания, склизкие поцелуи, руки ползут всё ниже и ниже по платью... Задирают юбку и ...да, ты нашёл то, что искал!
- Что за чёрт!? - рывком разворачивает меня к себе, в тусклом свете свечей изумлённо рассматривает моё тело. Что не ожидал? Кожа светиться изнутри мягким голубым светом, ног больше нет, как и того, что он искал. Теперь там змеиные кольца. Я разворачиваюсь, чтобы показать ему всю красоту своего тела.... Вижу зарождающийся страх в его глазах.
- А твои жжжертвы тожжжже так смотрели на тебя? - спрашиваю его раскатывая слова на языке.
- Чудовище! - его рука скрывается за пазухой и стремительно выкидывает нож, но ты уже так напуган что оружие пролетает мимо и я смеюсь тебе в лицо.... Бежишь к двери...не глядя на улицу распахиваешь её и падаешь в неизвестность...
Ну что ж...даю тебе фору. В этой игре единственное правило: когда убегаешь нельзя оглядываться!
Пускаюсь следом за ним, теперь уже он на моей территории, охота началась! Но ему не повезло, он оказался на скалистом плато, и здесь идёт мелкий снег. Быстро нагоняю его у обрыва.
- Где я? Что это за место? - у него ещё хватает здравого смысла интересоваться чем-то... ну как, ну ка, о...он считает что всё это страшный сон в алкогольных парах, в каком-то роде это действительно сон.
- А теперь стой! - и я не прошу, а приказываю, проникая в каждую частичку его подсознания. После общего гипноза это так легко и приятно! Я обвиваюсь вокруг него, останавливаюсь рядом с его лицом.
- Ты Виновен. Я обвиняю тебя в зверских убийствах шести девушек и надругательстве над их телами.
- Я ни в чём не виноват! Не знаю о чём вы! - а в глазах страх...
Вытаскиваю из его головы воспоминания о кровавых ночах, пусть вспомнит и сам услышит свой смех, который слышали все его жертвы. Впитываю его чувства... Достаю его нож, убийца должен умереть от своего же орудия... Ночь оглашают крики и вой терзаемой жертвы, бывшей некогда охотником. Первый снег с удовольствием впитывает кровь...а я его страхи и боль.... Когда-то меня звали Нагайна...и я тоже умела любить....
Стаскиваю кусок этого мяса вниз по скале, прямо к окраине города. Тёмные разводы на камнях - доказательство моей успешной работы. Внизу нас уже ждут.
- Мадам... - аристократ приподнимает шляпу и целует мои окровавленные пальцы, его белые перчатки сохраняют бордовые следы моего правосудия, - хорошая работа.
Я принимаю свой обычный вид и целую его в губы... прижимаюсь к его жаркому телу, впитываю родные запахи...
- Месье Лестрейдж..- выдыхаю в его приоткрытые губы.... Может я и умела любить раньше, может меня и звали Нагайной где-то ещё, но здесь и там, отныне и навсегда, я мадам Лестрейдж, любящая жена, трепетная мать, певичка и танцовщица, любимица публики, жительница двух миров, я личный "цепной пёс" нашей аристократии!
* * *
А где-то через тонкую вуаль пространства, через открытую третью дверь на порог падает распотрошённое тело…. То, что не принадлежит иному городу всегда должно возвращаться назад с восходом солнца…
Март 2012г.



@темы: истории жителей Города Снов

13:45 

По ту сторону сна

Я люблю ее. Люблю всей душой, всем сердцем, но она уходит и этому не могут помешать ни врачи ни Боги... Каждую ночь я лежу рядом и размышляю: уйдет она сегодня или задержится еще, и смогули я последовать за ней...
Все началось прошлой осенью, к тому времени мы уже год были вместе. Каждое утро она рассказывала свои удивительные сны, просто невероятные приключения и пугающие путешествия. Само по себе то, что ей постоянно снятся сны было странным и я невольно задумывался, все ли из этого ей приснилось или в силу привычки, она начала придумывать истории, просто чтобы позабавить меня? В прочем, она утверждала, что еще в детстве родители водили ее к врачам именно из-за ее снов, но те не нашли в этом паталогий, решив, что у ребенка просто богатое вооброжение. Сейчас же она не хочет видеть ни каких врачей, закатывает истерики и скандалы, стоит мне завести об этом разговор. Но могу ли я оставить все так как есть? Понимает ли она как больно видеть ее мучения каждую ночь и быть не в силах ей помочь?
На часах 02:55, сейчас это начнется.
Поворачиваю голову и смотрю на ее трепещущие ресницы, глаза под ними начинают метаться как пойманные мотыльки, учащается дыхание, над верхней губой появляются капельки пота, она стонет во сне, но не просыпается. Я крепче обнимаю ее и беру руку в свою, и все же, как бы крепко я ее не держал, не в моих силах остановить это. Чувствую как у самого сердце начинает бешено стучать и отдаваться в голове барабанной дробью, сжимаю челюсть в бессильном гневе и, кажется, слышу зубовный скрежет. Ее рука становится легче и очертания тела размываются перед полными слез глазами. Она бледнеет и начинает слабо мерцать каким-то нежным внутренним светом, становясь все более и более прозрачной. Это длится и длится, сливаясь для меня в часы и дни наполненные полным бессилием и страхом потерять ее. Ведь когда она уйдет, у меня не останется ничего кроме надежды встретить ее однажды в собственном сне и уйти по той же дороге в новую жизнь.
03:30, все останавливается, она медленно возвращается ко мне, тело обретает прежнюю плотность и тепло. Чувствую легкий и привычный запах ее разгореченного тела. Вот она приподнимает веки и шепчет: не сегодня. И эти слова значат для меня гораздо больше, чем чтобы то ни было. Стискиваю ее в объятиях и благодарю Господа, за подаренный нам еще один день.

13:04 

Нижний уровень. Крысята.

Мне 11 лет и я очень маленькая для своего возраста, но внешний вид обманчив, и чтобы выжить в моём мире, меня он вполне устраивает. Все зовут меня Тофу, как сыр, полезный, но на любителя. Жизнь такая же.

* * *

В Городе все дети, достигшие десяти лет, обязаны работать. Если ребёнок попадает в руки Аристократов – он пропал, во всяком случае, так принято считать, никто не знает, что с ними происходит, потому что никто ещё не возвращался. Беспризорных детей называют Крысятами, особенно таких, кто обитает на нижних уровнях, за их способность быстро прятаться.

Тофу одна из них, и она особенная, девочка-воровка, лучшие уши и глаза крысиного короля. Лишившись родителей совсем юной, она попала в приют, но быстро смекнув, что там может совсем пропасть, сбежала и оказалась под опекой Крысят, быстро обучившись основным законам выживания, стала незаменимым членом стаи. В прошлом году и сама могла стать Королём, но предпочла остаться в тени и наблюдать. Вот и сейчас она крадётся за двумя Аристократами, рыскающими на нижних уровнях. Так рано утром их редко можно увидеть, но детям повезло, кто-то из мастеровых заметил их у лифтов, в южной части города и новости тут же распространились по всему району. Высокие джентльмены во фраках и цилиндрах, у одного трость с тайным выдвижным ножом, у другого кинжал в сапоге и револьвер за пазухой, возможно, есть и другое оружие, но Тофу пока не удалось его обнаружить. Дети забились в свои убежища и девочка взялась следить, чтобы их не нашли или хотя бы узнать кто будет пойман и кого они сегодня не досчитаются. Однако время поджимает и скоро ей предстоит бежать на работу, за опоздание можно схлопотать порку. Да и потом работающие дети – члены общин, с места работы не могут быть похищены Аристократами. Во всяком случае, пока, таких прецедентов не было.

Сейчас мужчины рыскают возле убежища Сары и Марка, близнецов семи лет. Эти детишки совсем недавно оказались на нижних уровнях и, скорее всего, покинут их уже сегодня…. Возможно, вмешается кто-то из Гильдий, девочка заметила несколько теней в окнах и на крышах, но сама она рисковать не станет, слишком высока цена даже за лёгкое увечье Аристократа, не то, что за убийство одного из них…

Вот слышится шевеление за досками у стены здания, они явно тоже услышали этот звук, переглянулись, кивнули друг другу. Один из них достал из кармана какую-то вещь, но Тофу не смогла её рассмотреть, слишком маленькая. Второй протянул товарищу платок и сам прикрыл нос. Мелькнул маленький алый шарик и скрылся за досками, почти сразу же послышался удар, испуганный вскрик и лёгкая алая дымка засочилась из щелей. Мужчины отступили, дожидаясь пока дымка рассеется, и приступили к разбору завала. Теперь ничто не мешало им достать тела двух маленьких детей, слишком походивших сейчас на кукол и не ясно живых или мёртвых. Ничуть не скрываясь, Аристократы закинули детей на плечи, будто это мешки с картошкой, а не живые, чувствующие люди, и отправились назад к южным лифтам. Следить далее за ними смысла не было, эта часть города начала оживать, первые лучи солнца уже добрались до этих мест и у людей начинался новый рабочий день. Девочке тоже следовало мчаться к водонапорной башне.

* * *

Увиденное утром не слишком удивило меня, зато полученная информация пригодиться Королю. Раньше мне не доводилось подкрадываться так близко к элите и тем более наблюдать за ними во время похищения кого-то из наших.

Пробегая мимо кожевенной мастерской, я услышала свист позывного, притормозила и прислушалась к шепоту из окна:

-Вечером, три, пять. – Перевела дух и двинулась дальше. Вечер означает время сбора - после ужина, три – номер района, когда-то давно один из Королей разбил нижний город на районы и все крысята с первого дня должны усвоить их номер и границы, пять – склад «Пятёрки Джека», наше старое место, некогда принадлежавшее Гильдии торговцев, но пустующее после одного весьма зрелищного пожара. « Пятёркой Джека» называется одна из самых больших таверн, где очень часто проворачивают свои дела Гильдии и Общины. Хорошее место для встречи и довольно близкое к моему «дому».

В конце улицы показалась водонапорная башня, и стоило прибавить шагу. В окнах уже горел свет, но судя по стоявшей тишине, насосы ещё не начали работу. Хорошо, значит, успела как раз к началу рабочего дня. Проскальзывая в приоткрытую дверь, скидываю свою запыленную одежду, возле шкафчиков с формой никого и я спокойно переодеваюсь. На первом ярусе слышу окрики госпожи Оки. Тучная, добрая женщина с ловкостью управляющая кучкой бездельников и детей, с первой встречи произвела на меня положительное впечатление. Обладая громоподобным голосом, тяжёлой рукой и искромётным юмором является главой Общины ответственной за воду, без неё и её мудрого правления город высох бы, подобно Мёртвой зоне. А ведь когда-то Мёртвая зона была невероятно красивым местом: цветущие сады, птицы, особняки Аристократов…. Не сложно представить, если видела, во что оно превратилось ныне, да и наслушавшись историй Оки.

Хватаю стоящие в углу вёдра и бегу в зал, пора приступать к работе. Под ногами начал дрожать пол – это рабочие запустили насосы. Взбираюсь на помост к цистерне, набираю полные вёдра воды и цепляю их к крюкам на канатах. Звоню в колокольчик и кричу, что есть силы:

- Эй! Руфус, не спи, принимай воду! – с верху слышится топот и приветливое «С добрым утром, Тофу!»

-Тофу? – раздается мощный крик Оки. – Ах, ты маленький пострелёнок! И когда только успела проскользнуть?! – притворно негодуя, появляется глава Общины. Несмотря на возраст, в глазах пляшут чертенята, и улыбка не сходит с чуть одутловатого лица. Видимо сегодня у неё отличное настроение и день обещает быть лёгким.

- Доброе утро, госпожа Оки! – бодро откликаюсь, и улыбка сама появляется на лице.

- Доброе, доброе. Ты там не доливай вёдра до верху, у Руфуса сегодня руки дрожат, перебрал вчера, чёртов пъянчуга… - с ответной улыбкой предупреждает Ока и уходит в насосную.

20:05 

Бессмертие зверя.


«Он подтолкнул - я не устояла. Он нашептал сказку - я записала.
У слова сказка есть лицо лживой были, но нам проще верить в суетность слов.
И пусть пока понарошку проливается чужая кровь».


Я шла по одинокому темному коридору, как безликая тень. Каждый шаг на ощупь, сквозь дымку чужой пустоты. Вокруг холодные сырые стены с испаринами боли. Воздух такой онемелый касается пальцев. Холодно, но кожа горит. Страх, зовет и манит вперед, словно раненый зверь пустыни. Чувствую его дыхание на своих губах, но он далеко. Очень далеко... На полу липкие лужицы крови, вязкие линии свежего гудрона, железная стружка или что-то похожее. Отталкиваюсь от обоняния, а его всякий раз перебивает запах его свежего страха. Он ранен, поэтому оставляет следы, в виде кровавых бабочек и царапин на стенах. Касаюсь их руками, иду и веду ладонями по мокрой поверхности, каждый раз упираясь пальцами в шрамы бетона. Его боль просачивается через мою кожу, давит на грудь. Ускоряю ритм шага, мне нужно настигнуть, неожиданно распахнуть и ворваться ещё в бьющееся сердце. Он чует мой аромат смелости, скрипит зубами, а я лишь прикусываю язык, губы, обратную сторону щеки, выплевываю красную жижу слюней и крови, этот запах остается у меня за спиной, ведь иду дальше, но он чует. Он чувствует, как кровоточат мои десна, как сжимается жадная ладонь сердца. В этой кромешной тьме я его ненасытный кошмар, пьяный демон и старый враг. Он бы пришил к моей гладкой спине красивые крылья, но мне необходимо лишь его сердце, последний шепот его длинной песни, тепло толстых стенок. Он чувствует свой конец, и задыхается от боли и страха. Ведь, еще не много и я его настигну, моя гибкая душа разорвет покров его шерсти, и стану его силой…

Вспыхнет зоря, внешний мир заполыхает пожаром, оборвется тьма коридора, на волю выбреется самый сильный и бесстрашный зверь. Его страх отберёт его сердце, тело и кусочек души, он поселится в нем и станет частью живого.
Я, это тысяча ваших страхов и сомнений, то, что бродит по ночам и старательно укрывается от света. Лишь в ваших телах во мне живет бессмертие, и утренний свет меняет лицо. Этот золотой луч вашей надежды перестает быть моей смертью.

@темы: истории жителей Города Снов

19:29 

Сны, пронизывающие реальность.


\ Ирреальность \

В воздухе парили голубые лампадки, они словно бы качались на волнах воздуха, который вобрал в себя церковный аромат. Но этот старый бункер едва ли мог выдержать столь тяжёлое звание, как Храм. Огоньки лампадок убаюкивали железные стены бункера, повсюду разливалась сладковатая тишина. Снаружи шёл снег, он просто падал, как белоснежные губы неба и целовал все эти трещинки и шрамы замёршей земли. Вдалеке слышался приглушённый рокот океана и вой белых волков.

***
\ Наша реальность \

Мы шли по безлюдной мостовой, фонари отражались мягким светом в зеркале холодных луж, небо нависло ажурной шалью над городом снов. Всё было бы прекрасно, но что-то мешало спокойно дышать, воздух как вата клубился в горле, дрожали пальцы. Ускорив шаг, завернули в ближайшую подворотню, оказавшись под крышей, нашли свой приют от внезапно нахлынувшего ливня, в темноте загорелось два сигаретных огонька, но дрожь не отпускала.
Странная ночь ты не находишь?
Мой спутник облизал губы, это было слышно на расстоянии двух шагов.
Да, жутковато.… И всё же осталось пару часов до рассвета, потерпи, скоро мы сможем перебраться через мост, по моим расчетам его где-то, через час опустят.
И что же нам делать? Холодно, и вот ещё дождь…
Пошли в парадную, укроемся от сырости.
И мы зашагали к скрипучей двери, дрожь усиливалась, воздух становился плотнее, сырость обжигала. Я не знала, чего мне ждать, что там за этой старой дверью, ноги продолжали поспешно идти, внутри уже гремел « Стоп кран», но физическая оболочка не реагировала.
Всё внезапно изменилось, тишина сменилась странными приглушёнными звуками, в подъезде старого дома, где должно пахнуть плесенью, а воздух должен согревать, шёл снег. Настоящий белый снег кружился огромными хлопьями и это в июле.
Как странно…
Ответа не последовало, я стала озираться по сторонам, моего спутника нигде не было, горел лишь один огонёк, моя сигарета медленно тлела. Подняв голову, увидела высокое звёздное небо, и это в Питере, где небо тянется к земле под тяжестью массивных облаков. Сколько звёзд, небо просто усеяно этими светящимися телами и так холодно, бросив окурок, поняла, что стою на белоснежном холодном покрывале, конечно, ведь идёт снег.
Вдали мелькают тёплые огни разными цветами, ноги тянут меня вперёд, « стоп кран» не сработал перед дверью, но оказавшись в этом странном месте, страх покинул. Да, это был страх, только сейчас избавившись от этого тягостного чувства, с лёгкостью даю определение, впрочем, так всегда и бывает, умные мысли, нужные слова приходят с последним гудком ускользающего поезда. Я шла медленно, но уверено на зов ярких огней, иногда оборачиваясь, и что странно снег оставался всё тем же белоснежным не тронутым одеялом. Где же мои следы? Может это просто сон? Вопросы лёгкой туманностью парили в голове, но особо не волновали, внутри разлилось безмятежное спокойствие. Это место странным образом излучало что-то такое знакомое и родное, словно любимый сон, который снится из года в год или приятное воспоминание. Огни всё так же мигали манящим огнём, но, сколько бы к ним не приближалась, они оставались далёким миражом. Чувство досады стало назойливо пронизывать сердце, и тут услышала шум, словно кто-то очень быстро бежит. Это не просто бег, так подошвы ударяются о землю, когда за тобой что-то гонится. И тут меня накрыло странной волной обжигающего тепла, голова закружилась, сердце стало сбиваться, в ушах шумит, кончики пальцев покалывает холодом, и я бегу. Да, это я бегу, но от чего, нет, сил обернуться, страх железными тисками впился в моё живое горячее сердце. И вот свет далёких огней стал ярче, и я вижу ту же самую дверь, старую обшарпанную, огни пропали. Пропало всё - темнота, затхлый запах лестничных пролётов, в темноте два огонька.
Тишину пронизывает хриплый голос:
Что с тобой?
Новая волна отчаянной жгучей желчью сжимает гортань, открываю дверь подъезда и бегу, в дождь, в снег, в рассвет. Он бежит за мной, и я понимаю, что это не просто бег. Я бегу от прошлого \ настоящего, бегу ото лжи и насилия, бегу от миллиона несказанных слов, бегу от того, дня, когда меня поцеловала смерть...
Бегу от несуществующей зимы и не существующего лета…
Вдали мигает светофор зелёным огнём, над городом сна поднимается рассвет, бегу мимо светофора, рассвета, мостов, несуществующих домов несуществующего города.
Всё иллюзия. Меня нет.

***
\ Ирреальность \

Лампадки погасли и бесшумно опустились на холодный пол. Ожидание оборвалось внезапно, она так и не пришла, её напугала собственная тень.
Всё та же тишина кружит по пустому помещению, опускает свои холодные пальцы на алтарь, идёт снег, он просто падает- падает.

***
\ Погружение \
По комнате кружили белые мотыльки, губы пересохли, веки под тяжестью дремоты нависали над серыми глазами, позднее утро отбивало секунды старинными часами на дубовом комоде.
Сон словно скользкая змея обвивал хрупкое тело, и уносил куда-то вдаль, где летают синие лампадки по огромной комнате, утонувшей в пыли и ожидании.
Её тело обмякло и поддалось липкой тяжести, которая настойчиво тянула и уносила куда-то. Сердце забилось совсем тихо, по коже пробежала волна мурашек, дыхание столкнулось со свежестью, она открыла глаза и увидела тысячу синих огней парящих под потолком. Огромные свечи парили в воздухе, их ничто не держало, в комнате витала атмосфера величия и неприкосновенности.
Боже, как здесь красиво…
Её голос подавила тишина и лампадки стали опускаться, они кружились, словно в вальсе замыкая её в тесный круг. Всё вокруг стало ярко синим, даже её собственные руки, словно стали прозрачными, они отливали глубокой синевой. Но вдруг всё остановилось и лампадки угасли одна за другой, больше уже ничего не происходило, повисла тишина, такая невыносимая гонящая тишина. И она поддалась порыву бежать, свет погас, и темнота обволокла всё вокруг, нащупав холодные стены, пошла на ощупь. Тяжёлая дверь поддалась нехотя со скрипом, снаружи было темно, падал пушистый снег, это странное место тонуло в спокойствии.
Впереди виднелся навесной скрипучий мост, каждый раз он чуть покачивал и скрипел под тяжестью её ног, она шла не спеша, старалась впитать всю необычность этого места.
Ступив на твёрдую почву, побрела чуть быстрее, ей хотелось скорее осмотреться, послышался приглушённый шум, словно кто-то бежит, повернув голову чуть направо, она замерла в ужасе. На неё надвивалась лавина белых волков, их глаза сверкали синевой, дыхание клубилось узорчатым дымком. Ноги её не слушались, тело просто повисло в воздухе, как тень, стая волков прошла сквозь неё. Ей не было больно, на мгновение, показалось, что она как туман, повисший над рекой. Такой плотный белый туман, это ощущение поглотило, закружило и всё исчезло.
Отрешённость нарушил настойчивый шум, вдали виднелись скалы, о камни билась сероватая пена. Океан бушевал, это был единственный звук, он словно бы разносился невнятным эхом по окрестностям. Сделав шаг, она уткнулась рукой во что-то твёрдое, похоже, на дверь, скалы исчезли, исчезло всё, лишь шум витал в пространстве. Толкнув дверь, она очутилась на оживлённой улице, приблизительно в центре города. Машины гудели и скрипели, солнце зависло в зените.

@темы: пришельцы в Городе Снов

22:05 

Если не боитесь узнать что-то новое или вспомнить давно забытое, если осмелитесь заглянуть в неизвестное и переступить порог, если рискнёте найти себя, а может и потерять, тогда Добро Пожаловать в Наш Город Снов, Наш Мир, где возможно почти всё, и всё что не возможно - невозможно только в вашем понимании. Ещё раз - Приветствуем! Занавес снят...

@музыка: Адам Ламберт - Mad World

Город Снов

главная